Тэмпоры
Появились вместе с Паксом и являются неотъемлемой его частью. Они бывают разумны, бывают не очень – в зависимости от окружения и потребности в наличии разума. Неразумные и обладающие лишь зачатками разума тэмпоры являют собой флору и фауну мира.
Их точное количество неизвестно, да и посчитать их проблематично, если учитывать, что сам Пакс, по сути, бесконечен, а жизнь в нем бурлит везде – в воде, в воздухе, на земле и под землей. Обычно тэмпоры (здесь и далее – речь о разумных представителях вида) живут небольшими (или большими, тут не угадаешь) группами, недалеко от своих безмозглых сородичей, которые, обычно, являются их основным рационом. Понятия «каннибализм» в этом мире не существует, а учитывая, что единственными живыми существами Пакса являются тэмпоры, то им ничего не остается, как есть друг друга, особо не задумываясь – уж не своего ли родственника он только что сожрал?
Они не изучают технологии, практически не обучают молодое поколение – разве что говорить да считать, и то исключительно для удобства в общении. Однако, несмотря на поголовную необразованность, способны очень быстро обучаться совершенно новым вещам, если разбудить в них к этим самым вещам интерес.

Более разнообразных существ сложно представить. Их строение вызывает сплошное недоумение своей способностью к метаморфозам. Особенно переменам подвержены молодые особи. Они способны менять свой облик как душе угодно, не соблюдая логику и пропорции в пределах обычных для тэмпоров размеров. Самые маленькие представители расы достигают не более десяти сантиметров в длину и, обычно, относятся к неразумным видам, хотя, конечно, бывают исключения. Самый крупный из молодых тэмпоров может достигать полутора метров в длину, а по достижении столетнего возраста они снова начинают расти, пока не сливаются с Паксом, становясь частью мира.
Подобное разнообразие не предполагает, что все тэмпоры уникальны и не похожи друг на друга. Среди молодого поколения часто встречаются почти идентичные особи, принявшие увиденный где-то и понравившийся облик. Любители какого-то одного внешнего вида нередко сбиваются в группы по принципу «подобное тянется к подобному».
За редким исключением, не носят одежды и не имеют различий по половой принадлежности. Наличие каких-либо половых признаков у тэмпора означает лишь, что он скопировал их у кого-то другого, будь то представитель другой расы, либо ещё один такой же умник. Без должного объяснения они понятия не имеют, что это и зачем, и создают их (как, впрочем, и любые другие части тела) у себя исключительно ради внешнего вида, как бы странно это ни звучало.

Обладают врожденным любопытством и стремлением к познанию окружающего мира. А так как мир их постоянно меняется, им всегда найдется, что поизучать. Беззаботны и большую часть жизни проводят в поисках повода повеселиться – даже за счет окружающих. По-детски наивны и по-детски жестоки. Слабо различают границы дозволенного, не воспринимают каких-либо моральных дилемм и вообще, обычно, просты как пробки.
В первую очередь всегда заботятся о своем благополучии и крайне редко проявляют хоть какие-то попытки помощи или, хотя бы, сопереживания окружающим.

Жизнь их делится на три отличных друг от друга этапа – юность, взрослая жизнь и старость. Первые двадцать лет молодые тэмпоры способны меняться как угодно по своему желанию, принимая самые причудливые формы. По достижении совершеннолетия они теряют способность полностью менять свое тело и остаются в одном выбранном облике до самой старости. На протяжении последующих ста лет они не меняются внешне – лишь способны слегка менять габариты тела и длину конечностей. После наступления старости жизнь тэмпора в корне меняется и он начинает медленно, но уверенно увеличиваться в размерах, оседает на одном месте и постепенно сливается с окружающим миром, становясь его частью – деревом, холмом, домом, либо же чем-то более своеобразным.