Летоисчисление сидов, по традиции, ведется от даты смерти Великого Учителя Исмара. Долгое время, помимо этого, существовал другой календарь, ведущий счет со дня основания первого города на материке – Милгаросса, уже давно разрушенного, покинутого эхийцами и ставшего чем-то вроде древнего памятника, насчитывающего более пяти тысяч лет. Однако чуть более трехсот лет назад он вышел из обихода, и исмарский календарь занял место основного, по которому живет весь мир.
Первоистоком учения Исмара принято считать Двухсотлетнюю Войну, практически уничтожившую общество сидов и поставившее их расу на край гибели. Именно тогда жители Эхо, разделенные на тысячи общин и кланов, пришли, наконец, к мирному решению продолжительного конфликта. Основоположником мира стал лидер одного из кланов, живших на территории, прилегавшей к Атамо, и являвшегося одним из крупнейших на то время – Исмар-Эг-Мардук. Он не был великим воином и не обладал особыми лидерскими качествами, однако являлся прекрасным оратором и имел весьма нестандартный, на фоне сородичей, склад ума.
Будучи противником войн и агрессивного решения конфликтов, он воспринимал массовые побоища, как бессмысленную трату жизней неподготовленных к этому душ и утверждал, что решение любых споров можно свести к минимальным потерям, если подойти к ним с нужной стороны и смотреть на жизнь – и на смерть, - с новой, непривычной стороны.
Обладая врожденным талантом к убеждению и взглядами, так удачно подошедшими уставшим от бесконечных войн сидам, Исмар, вместо попыток объединения континента и восстановления полуразрушенной цивилизации, увлекся распространением собственной философии. Его слова нашли плодородную почву в сердцах слушателей, а его притчи и поучения были собраны в единый кодекс, названный Книгой Исмара и, впоследствии, ставшей самой важной книгой в истории этого мира.
Исмар-Эг-Мардук умер в возрасте ста двадцати лет от неизвестной болезни, а его последователи, отдав последние почести великому философу, продолжили распространять его учение среди других эхийцев. Спустя всего сотню лет все жители материка приняли философию Исмара как единую истину и самый простой способ восстановления разрозненного общества. Военное дело изменилось и стало частью культурного достояния, обращение с холодным оружием превратилось в искусство. Все конфликты между сидами любого достатка решался дуэлью – иногда со смертельным исходом, иногда нет. Массовые военные столкновения были заменены «танцами клинков», боями один-на-один, под наблюдением многочисленной публики – судей и простых зрителей. Боевое мастерство стало частью культуры сидов, а «танец клинков» превратился в традиционное развлечение.
Смерть Великого Учителя и распространение его учения разделили жизнь сидов на «до» и «после», а все, случившееся ранее, получило название «темной истории» – из-за огромного количество бессмысленных и жестоких войн, долгие время терзавших мир. Сколько тысячелетий насчитывает «темная история», точно никому не известно, однако самые старые записи, найденные археологами, насчитывают более шести тысяч лет.



Эпоха, наступившая после смерти Исмара, получила название «Серебряный век» и продолжается на протяжении почти полутора тысяч лет, вплоть до наших дней. За это время в Эхо не было ни одной войны, лишь некрупные, редкие и быстро исчерпывающие себя конфликты, а цивилизация сидов испытала сильный подъем, как в технологическом, так и в социальном и культурном аспектах.
Развитие искусства во всех его направлениях, изначально основывавшегося на традициях сидов, со временем позволило создавать новые художественные, музыкальные и другие шедевры, не привязанные к учениям Исмара. Для более консервативных эхийцев подобный отход от традиций казался плохим предзнаменованием, однако большая часть молодого поколения сидов с радостью воспринимала все, что не было похоже на набивший оскомину стандартный уклад жизни.
Совершенствование технологий позволило сидам, помимо стальных клинков, создавать и другие варианты оружия ближнего боя. Нововведения создавали множество разногласий между сторонниками новшеств и консерваторами, однако, в конце концов, были приняты обществом сидов и получили широкой распространение. По всему континенту основывались новые школы боевых искусств, обучавших воинов новым, более подходящим для современного оружия, навыкам.
За несколько десятилетий количество подобных школ выросло неимоверно, а каждый их представитель был убежден, что именно его стиль владения оружием является единственно правильным. Это провоцировало множество конфликтов и вызывало неожиданно большое количество разногласий. Кроме того, среди молодых сидов были те, кто считал старые традиции изжившими себя – они лишь подливали масла в огонь, увеличивая и без того растущее напряжение. Традиции и философия полуторатысячелетней давности с трудом вязалась с технологически развитым обществом, что послужило причиной кризиса убеждений среди эхийцев и стало первым сигналом к падению ставшего привычным уклада жизни.
Жители Эхо разделились на тех, кто продолжал рьяно следовать древним традициям, тех, кто полностью отрицал их, и тех, кто старался оставаться нейтральным вне зависимости от собственных взглядов. «Танцы клинков», хоть и оставались популярным развлечением, потеряли свои истинный смысл, и решение конфликтов и споров с их помощью практически прекратилось. Вместо этого стали учащаться стычки на улицах городов между группировками, каждая из которых отстаивала собственные взгляды, временами почти не отличающиеся от взглядов противника.
Несмотря на усиливающиеся беспорядки, Туанский Совет во главе с Верховным Канцлером Мариком Доми умудрялся контролировать ситуацию и пресекать крупные столкновения, удерживая страну от падения в анархию. Ужесточались меры контроля, увеличивалось число служащих силовых структур, многие массовые конфликты подавлялись, а их участники оказывались заключены в немногочисленные, а от того переполненные тюрьмы. Все это время власти искали способ вновь совместить современное общество и устаревшее учение Исмара, полторы тысячи лет помогавшее сохранять мир и спокойствие на территории страны.



Было ли решение близко, или нет – никто никогда уже не узнает. Новым и, пожалуй, самым серьезным ударом по хрупкой системе оказался наркотик, созданный одной из группировок-консерваторов. На фоне других дурманящих средств, «флэшбэк» оказался на редкость популярным, особенно среди более старых сидов, которым было что освежить в памяти.
Новое вещество, введенное внутривенно, было способно на некоторое время переключить сознание сида на какое-либо событие из его жизни и, тем самым, позволяло пережить его заново. Изначально безопасный, наркотик моментально распространился по материку, вошел в моду и стал крайне популярен уже не только у старшего поколения, но и у молодежи. Каждый хотел множество раз пережить какой-то особый, волнующий момент собственной жизни, даже если ради этого приходилось забросить жизнь нынешнюю.
К несчастью, у «флэшбэка» оказалось несколько побочных эффектов. В первую очередь, при продолжительном употреблении он ограничивал возможности кратковременной памяти, из-за чего сиды, жившие в прошлом, становились неспособны жить в настоящем. Но самым серьезным недостатком наркотика оказалось то, что после привыкания, происходящего очень быстро, отказ от него, в большинстве случаев, заканчивался летальным исходом, а способов избежать этого медицина сидов не нашла.
На момент, когда смертельная опасность, таящаяся в наркотике, стала известна общественности, большая часть жителей Эхо уже умудрилась пристраститься к новому веществу, а потому не могла просто так отказаться от него. Это вызвало панику, требования либо найти лекарство, либо обеспечить стабильные поставки «флэшбэка» всем, кому это требовалось. Однако власти страны не имели доступа к наркотику и не могли его производить, что вызвало массовые протесты и восстания. В городах свергали бесполезную, по мнению наркоманов, власть и помогали возвыситься тем, кто имел доступ к веществу.
Секретом производства «флэшбэка» владеют лишь несколько небольших групп сидов, а места его производства засекречены. Количество производимого вещества куда меньше нужного для того, чтобы обеспечить население страны, а значит и цена на него постоянно растет. Кроме того, недостача «флэшбэка» оказалась смертельной для множества сидов, оказавшихся не способными раздобыть новую дозу. Почти треть населения Эхо умерли в мучениях буквально за пару лет, многие города и поселения опустели, превратившись в кладбища, усыпанные трупами наркоманов, не переживших смертельной ломки.
Наступил 1479 год серебряного века. «Флэшбэк» существует уже почти три года. Его поставщики не справляются запросами населения, и все новые и новые наркоманы умирают от недостатка наркотика. Множество поддельных производителей «флэшбэка» продают его аналоги, однако те еще более опасны и куда менее действенны, чем оригинал. Немногочисленные сиды, изначально воздержавшиеся от принятия нового вещества, стараются удержать развалившуюся страну, работают и пытаются, хоть отчасти, вернуть все в прежнее русло.